Вівторок, 13.04.2021, 09:16
Вітаю Вас Гість
Реєстрація
Вхід











Головна » 2012 » Жовтень » 9 » О роли джихадистов в сирийском оппозиционном движении
23:50
О роли джихадистов в сирийском оппозиционном движении
События, связанные с выходом фильма «Невинность мусульман», несколько отвлекли внимание мировой общественности от конфликта, который служил основным поставщиком каждодневных новостей на протяжении многих месяцев – от гражданской войны в Сирии. И вряд ли кто-то удивится, если всплывёт информация о том, что это и было одной из главных целей тех, кто стоит за созданием провокационного видео. На фоне шумихи, поднятой вокруг запрещённого к текущему моменту во многих странах фильма, полностью затерялись некоторые важные аспекты противостояния в Сирии, способные существенно прояснить то, что на самом деле в настоящее время происходит в этом ближневосточном государстве. Одному из таких аспектов посвящён вышедший в сентябре доклад британского Фонда Киллиама, озаглавленный «Джихадистские сети в сирийской революции. Стратегический брифинг».

Аналитики фонда Номан Бенотман (Noman Benotman) и Имад Насералдин (Emad Naseraldin) считают джихадистов одной из трёх сил, активно участвующих в деятельности сирийского повстанческого движения. Двумя другими являются идеологически не ангажированные патриоты, главным образом, представленные Свободной армией Сирии, а также местные группы бойцов, наподобие курдов, контролирующих многие города вдоль северной границы с Турцией и сражающихся за обеспечение курдских интересов в Сирии. На фоне двух последних групп, одной из основных задач борьбы которых является освобождение страны от режима Башара Асада и установление демократического государства, джихадисты являются меньшинством. Однако по мере того, как в ходе конфликта акценты смещаются в сторону эскалации насилия, это меньшинство может существенно увеличить своё влияние среди повстанцев, способствуя их радикализации.

Джихадисты рассматривают продолжение эскалации насилия во внутрисирийском конфликте как способ популяризации своих идей и расширения влияния. Тем не менее, эта категория, составляющая, по подсчётам экспертов, около 10% от численности повстанцев, не является единой силой, а представляет собой совокупность групп, в которых идеологически доминирует воинствующий исламизм. Сеть ячеек на территории Сирии создавалась в 2 этапа:

1. Дореволюционная фаза, начавшаяся в 2003 г., когда Сирия фактически стала основными воротами, через которые на территорию соседнего Ирака, где разразилась война, проникала основная масса иностранных арабских наёмников. На этом этапе формирование сети джихадистов в Сирии в значительной степени проходило под руководством известного террориста Абу Мусаба аз-Заркауи, подозревавшегося в связях с «Аль-Каидой». Именно идеология и риторика последней в тот период доминировали среди обосновавшихся в стране экстремистов;

2. Революционная фаза. После начала революции в Сирии в 2011 г. состав джихадистских групп в стране начал меняться. В частности, в них возросло представительство и роль салафитов. Основная тактика джихадистов в этот период – городские партизанские вылазки в сочетании с террористическими методами. Группы имеют связи с Ираком, Ливаном, Турцией, Ливией, Катаром, Саудовской Аравией и Кувейтом, а также со своими сторонниками в некоторых европейских странах – Франции, Бельгии и Великобритании.

Участники группировок отличаются друг от друга не только с точки зрения пропагандируемой идеологии, но и по происхождению. Так, группировка, известная, как «Джeб[ат аль-Нусра (Jabhat al-Nusra) или «Фронт аль-Нусра для защиты Леванта» (the al Nusra Front to Protect the Levant), считающаяся сирийским филиалом «Аль-Каиды», рекрутирует как сирийских джихадистов, так и иностранных наёмников, приезжающих в Сирию после боевых действий в Ираке и Афганистане. Состав другой группы, «Ливаа аль-Умма» (Liwaa’ al-Ummah), в значительной степени определяет личность её лидера – ливийца Махди аль-Харати. К группе присоединились десятки бойцов из Ливии, применяющие полученные в боях за свержение режима Каддафи навыки в столкновениях с сирийской армией, главной целью которых является свержение Башара Асада. Впрочем, число сирийцев в рядах «Ливаа аль-Умма» также является весьма значительным.

Представитель группировки «Сукур аль-Шам» (Sukur al-Sham) или «Соколов Леванта» Абу Зейн (Abu Zein) заявляет, что среди членов организации есть как сирийцы, так и представители других арабских народов, а также бойцы, приехавшие из Франции и Бельгии. Эта группа была создана относительно недавно, но уже успела получить довольно широкую известность, как в стране, так и за её пределами. Британские мусульмане были замечены в участии в боевых действиях на стороне джихадистской группировки «Аль-Даула аль-Исламийя/Исламское государство»» (al-Dawla al-Islamiyya), возглавляемой доктором Абу Мухаммедом аль-Сури (Dr. Abu Muhammad al-Suri), которого в Фонде Киллиама называют «ветераном сирийского джихадизма». Аналитики фонда считают, что именно эта организация стояла за похищением в июле 2012 г. двух европейских журналистов – британца Джона Кантли (John Cantlie) и голландца Йерона Орлеманса (Jeroen Oerlemans), впоследствии описавших часть своих похитителей как уроженцев Пакистана и Англии, некоторые из которых говорили с ярко выраженным лондонским акцентом.

Что касается целей и задач, то сирийские джихадисты по традиции позиционируют свои действия как «священную войну» (в данном случае против правления Асада), а часть из них вполне открыто называет главной целью установление в стране режима «исламского государства», управляющей силой в котором будет исламистская версия шариата. Так, в июле 2012 г. взявшая на себя ответственность за взрыв в Дамаске организация «Ливаа аль-Ислам» (Liwaa al –Islam), описывает себя как «независимую джихадистскую группу, применяющую военизированную стратегию против вооружённых банд Асада и позиционирующую свою борьбу, как джихад на пути Аллаха, руководствующийся строгими правилами шариата, Корана и Сунны». А группа «Ахрар аль-Шам» (Ahrar al-Sham ) вполне открыто заявляет на своём сайте о том, что стремится «установить в Сирии исламский режим и шариат». К слову, сайт изобилует материалами с изображением вооружённых боевиков. Аналогичное в той или иной форме декларируют почти все вышеперечисленные группировки и организации.

Эксперты опасаются, что с ростом популярности идей джихадистов характер конфликта в Сирии может постепенно трансформироваться в войну находящихся под влиянием «Аль-Каиды» и салафизма радикалов против исламских и околоисламских течений и сект, которые рассматриваются ими в качестве отступников от «истинного» учения. В первую очередь это относится к алавитам, которых в Сирии сегодня насчитывается более 1 млн, и которых такие группировки, как «Фронт аль-Нусра» и «Ливаа аль-Ислам» открыто называют в числе своих главных врагов и целей. В то же время, ряд организаций пытается популяризировать себя прямо противоположными методами. Так, лидеры «Ливаа аль-Умма» заявляют, что работают над совершенствованием своей политической идеологии, с целью принять все фракции, религии и секты в Сирии (в том числе и алавитов), сохраняя при этом исламскую систему координат для выстраивания диалога.

Большинство групп не афишируют имена своих лидеров и вообще какую бы то ни было информацию о них, но есть и исключения, как в случае с Махди аль-Харати и возглавляемой им «Ливаа аль-Умма». М.аль-Харати долгое время преподавал арабский язык и Коран в мечети Дублина, а с началом «арабской весны» в 2011 г. перебазировался в Ливию, став там одним из видных командиров ливийской революции. Возможность ещё больше упрочить свой авторитет М.аль-Харати получил благодаря конфликту в Сирии, где и основал возглавляемую им организацию. Эксперты Фонда Киллиама считают, что во главе «Фронта аль-Нусра» стоит Абу Муххамед аль-Джулани (Abu Muhammad al-Julani), выпустивший видеообращение, в котором призывает сирийский народ объединиться в священной войне против сирийских властей и отвергает любую возможность сотрудничества с международным сообществом или арабскими государствами. Группу «Сукур аль-Шам» в 2011 г. основал Ахмад Исса аль-Шейх заключённый в тюрьму правительством Асада в 2004 г.

Различаются группы и с точки зрения методов рекрутирования новобранцев. Большинство привлекает сторонников открыто, но, например, «аль-Нусра» имеет строгую систему вербовки на основе жёстких мер безопасности. Среди участников большинства групп есть бывшие офицеры и солдаты сирийской армии, перешедшие на сторону повстанцев. Почти все группы имеют военизированную структуру, состоящую из бригад и батальонов. В настоящее время их основной тактикой является партизанская война с элементами терроризма, но некоторые уже начали строить более далеко идущие планы, исходя из реалий складывающейся ситуации. Так, один из лидеров «Ливаа аль-Умма» Абдельмаджид аль-Хатиб (Abdelmajid al-Khatib) в интервью изданию Foreign Policy Magazine заявил о том, что для достижения целей «Ливаа аль-Умма» в организации прорабатывают «план трансформации в политическую партию» и «хотели бы быть частью любого переходного правительства».

Авторы доклада «Джихадистские сети в сирийской революции. Стратегический брифинг» считают, что джихадисты играют всё возрастающую роль в гражданской войне в Сирии, что, в свою очередь «заставляет задуматься о степени реального влияния «Аль-Каиды» на процессы, способствующие разрастанию хаоса внутри страны». От себя добавим, что возрастающее беспокойство вызывает участие в боевых действиях в Сирии мусульман из Европы. Особенно потому, что адепты ислама чаще всего присоединяются именно к джихадистским группам. При этом, западные государства, оказывающие повстанцам поддержку самого широкого спектра, от финансирования до поставок оружия и информационной поддержки, предпочитают закрывать глаза на то, что таким образом фактически происходит подготовка боевых кадров экстремистов, которые по окончании конфликта в Сирии вполне могут применить свои навыки уже на территории своих стран.

Переглядів: 2601 | Додав: SERGIY_89 | Теги: Новини
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]

Храм Миколи ПритискиОфіційний веб-сайт
^ Вгору ^