Четвер, 13.08.2020, 06:59
Вітаю Вас Гість
Реєстрація
Вхід










Головна » Файли » Древний Патерик

Глава 11. Часть 2.
29.05.2012, 19:35

Авва Моисей спросил авву Силуана, говоря: можно ли человеку каждый день полагать начало [3]? Авва Силуан отвечает ему: если человек - делатель, то он может полагать начало каждый день и каждый час.

 Однажды некоторые спросили авву Силуана, говоря: какую ты проводил жизнь, что достиг такого рассуждения? И он отвечал им: никогда не впускал я в сердце мое помысла, прогневляющего Бога.

 Авва Серапион сказал: как воины царя, стоя пред ним, не смеют посмотреть ни направо, ни налево, так и человек, стоящий пред Богом и имеющий страх Его во всякое время - ничто от врага не может устрашить его.

 Мать Синклитикия сказала: дети! Все мы знаем спасение, но чрез собственное нерадение лишаемся спасения.

 Еще сказала: будем трезвиться, ибо чрез чувства наши, хотя мы и не хотим, воры приходят. Как может дом не закоптиться, когда дым входит извне и когда открыты окна?

 Еще сказала: нам должно вооружаться против демонов, ибо они приходят извне, а изнутри производят волнение. И душа, как корабль: то от внешних треволнений потопляется, то от внутреннего накопления воды идет ко дну. Так и мы: то чрез вне соделанные грехи погибаем, то оскверняемся внутренними помыслами. Итак, надлежит как остерегаться внешних приражений духовых, так и вычерпывать нечистоты внутренних помыслов.

 Еще сказала: мы не можем быть здесь беззаботными, ибо Писание говорит: мняй ся стояти, да блюдется, да не падет (1 Кор. 10: 12). Мы плаваем в неизвестности, ибо жизнь наша - море (Пс. 103: 25), - говорит священный певец Давид. Но в море то находятся подводные камни, то исполнено оно бывает большими животными, то сохраняет тишину. Мы, иноки, думаем о себе, что плаваем в тихой части моря, а мирские - в опасных. Мы плаваем днем, руководимые солнцем правды, а они блуждают в ночи от неведения. Но часто и мирскому, в буре и опасности находящемуся, когда он возопиет и будет бодрствовать, возможно спасти свой корабль, а нам, сущим в тишине, случается идти ко дну от нерадения, когда мы оставляем кормило правды.

 Авва Иперехий сказал: мыслию твоею всегда будь в Царстве Небесном - и ты скоро наследуешь оное.

 Еще сказал: жизнь монаха должна быть по подобию ангелов, попаляющая грех.

 Авва Арсений сказал: я думаю, что если человек не будет хорошо хранить свое сердце, то все, что он слышал, забывает и нерадит; и, таким образом, враг, нашедши в нем место, ниспровергает его. Ибо как приготовленная и зажженная лампада, если не позаботятся влить масла, мало-помалу гаснет, и, наконец, ее объемлет совершенная тьма. И не только это, но иногда и мышь, ходя около ее и ища съесть светильню, прежде, нежели истощится елей, не может ею воспользоваться по причине огня; если же увидит, что не только нет света, но даже и теплоты от огня, тогда, желая воспользоваться светильней, сваливает лампаду. И если лампада глиняная, то разбивается; если же медная, то хозяином дома ставится по-прежнему. То же бывает и с нерадивою душою: мало-помалу удаляется от нее Святый Дух, доколе совсем не потеряет она теплоты своей, и, наконец, враг, истребляя расположение души к добру, и тело оскверняет злом. Если же человек окажется хорош по расположению к Богу, но будучи прост, увлекается в нерадение, то милосердный Бог, посылая в него страх Свой и памятование о муках, побуждает его бодрствовать и блюсти себя со всею осторожностью впредь до Своего посещения.

 Брат спросил старца, говоря: что мне делать? Язык мой беспокоит меня и, когда я прихожу в среду братьев, не могу удержать его, но, обличая, осуждаю их во всяком добром деле. Старец же в ответ сказал: если не можешь удержать себя, то старайся не быть с ними долго, ибо пребывающий между братьями должен быть не четвероугольным, но круглым; старайся всем принести пользу и хранить свой ум страхом Божиим.

 Некоторые из отцев рассказывали, что был некто великий старец, удостоившийся дарований от Бога и сделавшийся славным по своей добродетели. Имя его достигло даже царя. Чтобы удостоиться молитв его, царь позвал его к себе. Видевшись с ним и много получивши пользы, он дал ему злата. Старец принял и, возвратившись к себе, возлюбил поле и иное стяжание. Пришел к нему по обычаю один из демонов. И старец говорит демону: отойди от творения Божия. Демон отвечает: потому что ты стал, как один из нас - оставив заботу о Боге, стал заниматься заботою земною, - поэтому я не слушаю тебя и не отхожу.

 Пришел один старец к другому старцу, и, когда они разговаривали, один сказал: я умер для мира. Другой отвечает: не надейся на себя до тех пор, пока не выйдешь из этого тела, ибо если ты говоришь, что умер, то сатана не умер.

 Старец сказал: подвизайся, сколько можно, в благочестном житии, чтобы тебе исправиться.

 Еще сказал: пчела, куда не улетит, делает мед, так и монах, куда ни пойдет, творит дело Божие.

 Еще сказал: имей в мысли добро, чтоб и делать оное, ибо мысль человека не скрыта от Бога. И так мысль твоя да будет чиста от всякого зла.

 Старец сказал: просветить свою душу невозможно тому, кто предварительно не очистит себя.

          Некто из отцев сказал: монаху должно поститься с трудом, петь псалмы со вниманием, молиться бодрственно и просить Бога с ведением того, чего просит, не делать ничего земного, но все духовное, ибо в этом - монах.

 Еще сказал: постыдно будет расточившим настоящее время, когда они потом воззваны будут к суду, потому что нет никакой пользы от распущенной жизни нашей.

 Еще сказал: будем подвизаться для будущих благ и готовиться к смерти - и не тщетно проведем время наше.

 Еще сказал: будем бодрствовать, братия, в час брани не будем беспечны, не увлечемся мыслью злых дел, дабы лукавый помысл не вошел в наши души.

 Старец сказал: монах и вечером и утром должен давать себе отчет, чего не исполнил он из того, чего хочет Бог, и сделал то, чего не хочет, и, таким образом, испытывая себя, всю жизнь каяться. Таким должно быть монаху. Так жил авва Арсений.

 Старец сказал: если кто потеряет золото или серебро, может найти что-нибудь взамен, погубляющий же время не найдет его.

 Старец говорил: не должно заботиться ни о чем, как только о страхе Божием. И прибавил: хотя я принужден был заботиться о нужде телесной, но никогда прежде времени я не помышлял о ней.

 Старец сказал: как воин или охотник, отходя на бой, не заботятся о том, получит ли рану другой или останется цел, но каждый думает только о своем подвиге - таков должен быть монах.

 Старец сказал: как никто не может обидеть приближенного к царю, так не может сатана что-либо сделать нам, если душа наша близ Бога, ибо сказано: приближитеся Мне, и Я приближуся к вам (Иак. 4: 8). Но так как мы постоянно превозносимся в себе, то враг удобно похищает жалкую душу нашу в страсти бесчестия.

 Старец сказал: человеку надобно хранить дело свое, чтобы оно не погибло. Ибо, если кто сделает много и ничего не сохранит, то никакой себе пользы не приобретает; если же кто сделает мало и сохранит, то дело его твердо.

 Еще сказал старец: от малого дела и до великого, которое совершаем, надлежит смотреть на труд: что он производит, будет ли это в помыслах или в делах.

 Старец сказал: когда ты спишь и встаешь или другое что делаешь, если Бог пред очами твоими, то враг ничем не может устрашить тебя. Итак, если мысль сия пребудет в человеке, то и сила Божия пребудет с ним.

 Старец сказал: вставая по утру, говори самому себе: тело, работай, чтобы тебе прокормиться; душа, трезвись, чтобы тебе наследовать Царствие.

 Брат спросил старца, говоря: что мне делать с моею беспечностью? Старец отвечал ему: если ты не искоренишь сего малого бытия, то есть беспечности, то будет великое болото.

 Брат сказал некоторому старцу: я не вижу никакой брани в моем сердце. Старец отвечает ему: ты - храмина четверодверная: желающий приходит и исходит чрез тебя, а ты не разумеешь. Если же ты имеешь дверь и затворишь ее и не дашь чрез нее пройти лукавым помыслам, тогда ты увидишь их, извне стоящих и воюющих против тебя.

 Передавали о некотором старце, что когда говорили ему помыслы: оставь ныне, раскаешься завтра, он отвечал им: нет! Ныне покаюсь и завтра эта же воля да будет.

 Старец сказал: если внутренний наш человек не бодрствует, то невозможно сохранить и внешнего.

 Старец сказал: три суть сатанинские силы, которые способствуют всякому греху: первая - забвение, вторая - леность, третья - похоть, от похоти же человек падает. Итак, если бодрствует ум и человек не забывается, то не придет в леность; если же не обленится, то не придет в похоть; если же не будет иметь похоти, то не падет никогда по благодати Божией.

 Старец сказал: соблюдай молчание, ни о чем не заботься, внимай своему делу, ложась и вставая со страхом Божиим - и не убоишься устремлений нечестивых.

 Старец сказал: сатана есть плетец корзин: сколько ты даешь ему концов, столько он и плетет. Сказал же это о помыслах.

 Старец сказал некоторому брату: диавол есть враг, а ты - дом. Он не перестает, бросая в тебя, что хочет, сыпля на тебя всякую нечистоту, твое же дело - принять или не принять. И если ты вознерадишь, то наполняется твой дом нечистотами и ты не имеешь силы взойти туда. Но первое, что он ввергает, ты выбрасывай понемногу, и дом твой останется чистым по благодати Божией.

 Некто из старцев говорил: когда волу закроют глаза, тогда он ходит вокруг мельничной машины; если же не закроют, то не ходит кругом [4]. Так и диавол: если успеет омрачить очи сердца, унижает человека во всяком грехе; если же у человека просветились очи сердца, то он легко может избежать диавола.

 

 Некто идольский жрец пришел в скит и ночевал у одного старца. Увидевши образ жизни его, жрец сказал ему: ужели вы ничего не видите от Бога вашего? Тот отвечает: нет. И сказал жрец: когда мы творим малые служения, все тайны открываются нам, а вы, совершающие великий труд, бдения и столькие службы, говорите: ничего. Очевидно, вы имеете в сердцах ваших злые помыслы; вот это-то и отдаляет вас от Бога вашего и не дает вам знать тайны Его [5]. И старцы, услышавши, удивились, говоря: точно, нечистые помыслы удаляют нас от Бога.

 Говорили, что в горе аввы Антония жили семь мужей и во время собирания фиников один из них сторожил, пугая птиц. Был же там старец, и когда он отсторожил день свой, то закричал, говоря: удалитесь, внутренние помыслы и внешние птицы.

 Некоторый брат в келье размочил ветви и, когда сел плести, помысл говорит ему: пойди, посети такого-то старца, - и брат опять размышляет в себе: чрез несколько дней пойду. Помысл говорит ему: а если умрет брат, что тогда сделаешь? Вместе с тем ты и поговоришь с ним теперь в знойное время. Опять говорит в себе брат: нет, не время идти. Помысл говорит ему: но когда ты режешь ветви, то время есть. Он же сказал: окончу совсем ветви и тогда пойду. Между тем опять говорит в себе: но хороша погода теперь, - и, встав, оставил размоченные ветви и, взявши милоть свою, пошел. Был некий в соседстве его прозорливый старец. Когда увидел он спешащего брата, то закричал ему: пленник, пленник, поди сюда! И когда сей пришел, старец говорит ему: возвратись в келию свою. И брат рассказал ему о брани. И когда он, возвратившись в свою келию, принес покаяние, то демоны возопили гласом великим, говоря: о монахи! Вы победили нас. И рогожа под ним была как от огня горящая, и демоны, как дым, сделались невидимыми. Тогда он узнал хитрость их.

 Старец сказал: братия! Будем бодрствовать, трезвиться в молитвах, займемся, чтобы мы, делая угодное Ему, спаслись. Воин на войне заботится только о душе своей, таким же образом и охотник. И так мы уподобимся им. Живущий по Боге с Ним живет: вселюся в них, и похожду, и буду им Бог, и тии будут Ми людие (2 Кор. 6: 16).

 Некий из отцев сказал: берегись хвалящих тебя братьев и помыслов людей, уничижающих ближнего, ибо никто ничего не знает. Разбойник был на кресте и за одно слово оправдался. Иуда был сопричтен апостолам и в одну ночь погубил весь труд свой, сошел с неба во ад. Посему никто делающий добро да не хвалится, ибо все надеявшиеся на самих себя пали в одно мгновение времени.

 Старец сказал: если ты увидишь брата согрешившего, то не приписывай ему вины, но врагу его, и говори: увы мне! Потому что как он побежден, так и я, - и плачь, ища помощи Божией и искренно сострадай падшему. Ибо никто не хочет согрешить пред Богом, но все мы обольщаемся.

 Говорили о некоем старце, что он умирал в ските. Братия окружили одр его и стали одевать его с плачем. Он же отверз очи свои и воссмеялся до трех раз. И просили его братия, говоря: скажи нам, авва, почему мы плачем, а ты смеешься? Говорит им: в первый раз я воссмеялся потому, что вы боитесь смерти; во второй раз возсмеялся потому, что вы не готовы; в третий же раз - потому, что от труда отхожу в покой, - и тотчас старец предал дух свой Господу.

 Старец сказал: как странноприимец не может ввести к себе странного, пока не услышит согласия на то от господина дома, так и враг, если не будет принят, то не взойдет. И так, молясь, говори: Господи, Ты знаешь все, я скот пред Тобою (Пс. 72: 22), ничего не знаю. Ты привел меня на путь спасения сего. Спаси меня Господи! Я раб Твой и сын рабыни Твоея (Пс. 115: 7). Господи! Спаси меня по воле Твоей.

 Брат, живущий в келье, пришел к одному из отцев и сказал ему помысл, которым мучился. И старец говорит ему: ты оставил великое и честное - страх Божий - и стал держать тростниковый путь, то есть лукавые помыслы: более приобретай огня, который есть страх Божий; и как скоро помысл приходит к тебе близко, то он, как тростник, сожигается огнем. Ибо никакое зло не может одолеть имеющего страх Божий.

 Старец сказал: если ты отделился от сущих по плоти ради Бога, то не позволяй, сидя в келье, увлекаться удовольствием, сожалея об отце или матери, или о дружбе братьев, или милуя сыновей или дочерей, или любя жену, ибо ты все оставил ради Бога. И вспоминай о часе смерти, потому что никто из них не может тебе помочь.

 Старец сказал: два корня велики и крепки, если кто сохранит их, то благодатью Божиею победит все страсти - это иметь страх Божий в сердце своем и смиренномудрие.

 Некий из старцев говорил: монаху приличны три сии: странничество [6], бедность и молчание с трезвенностью.

 Некий из отцев говорил: некоторый труженик был внимателен к себе и случилось ему немного вознерадеть; но во время вознерадения, сознав себя, он сказал: душа! Доколе ты нерадишь о спасении своем? Неужели не боишься суда Божия? Не объята ли ты этою беспечностью? Не предана ли вечным мучениям? Говоря это в самом себе, он подвигся на дело Божие. Когда он творил молитвословие, пришли демоны и возмущали его. Он же говорит им: доколе беспокоите меня, неужели вы не довольны нерадением прошедшего времени? Демоны говорят ему: когда ты был в беспечности, мы были беспечны к тебе; когда ты опять восстал против нас и мы восстали против тебя. Услышав сие, он еще более подвиг себя на дело Божие и преуспевал благодатью Божиею.

 Некоторый брат искушаемый пришел к некоему старцу и открыл ему искушения свои, которые терпел. И говорит ему старец: да не приведут тебя в отчаяние находящие на тебя искушения. Видя душу, гор+ восходящую и приближающуюся к Богу, враги негодуют, иссушаемые завистью; но невозможно, чтобы в искушениях не пришел на помощь Бог и святые Его ангелы, только ты не переставай призывать Его со многим смирением. Итак, если тебе случится что-нибудь такое, возьми в мысль присутствие Бога, помощника нашего, нашу немощь, жестокость врага - и получишь помощь Божию.

 Старец был спрошен: что значит без рассеяния молиться Богу? (сравн. 1 Кор. 7: 35). И ответил: в чистоте внимать заповедям Божиим и всей воле Его.

 Брат спросил старца, говоря: в чем должно состоять делание души, чтобы она принесла добрый плод? Старец отвечает ему: по-моему, делание души есть безмолвие с бодрствованием, воздержание тела, многая молитва телесная и невнимание к падениям людей.

 Опять некто из отцев сказал: если сперва не возненавидишь греха, то не сотворишь правды, как написано: уклонися от зла и сотвори благо (Пс. 33: 15). Впрочем, во всем этом нужна еще готовность, каковой всегда требует Бог. Ибо Адам, будучи в раю, преступил заповедь Божию, а Иов, сидя на гноище, сохранил ее. Итак, Бог ищет от человека готовности и того, чтоб человек всегда боялся Его.

 Еще некто из отцев сказал: был очень богатый земледелец и, желая научить земледелию сыновей своих, сказал им: дети! Знаете ли, каким образом я сделался богат? И если послушаете меня, то и вы разбогатеете. - Просим тебя, батюшка, скажи нам, каким образом? Он же употребил хитрость, чтобы они не были беспечны, и сказал им: есть один день в году - если кто найдется работающим в сей день, разбогатеет, но по старости я забыл, какой этот день. И так не будьте беспечны, ни одного дня не оставляя без работы, чтобы в числе дней, в которые вы не работали, не оказался новый благословенный день и чтобы после сего тщетно вам не работать целый год. Так и мы: если будем работать непрерывно, то найдем путь жизни.

 Мать Сарра сказала: когда я ступаю вниз по лестнице, то представляю пред очами своими смерть прежде, нежели сойти мне с нее.

 

[1] Здесь разумеется переименование при иноческом пострижении.

[2] Конечно, здесь имеется ввиду праведный Иов, постигнутый искушением и восторжествовавший над ним единственно своей преданностью Богу и чувством благодарности: яко Господеви изволися, тако бысть: буди имя Господне благословенно во веки (Иов. 1, 21).

[3] То есть начало новых подвигов, добродетелей, - выражение иноческое.

[4] У древних народов для мельничной работы употреблялась особая машина, к нынешнему способу довольно близкая, состоящая из двух круглых, один на другой положенных камней или жерновов, которые приводились в движение силою человека, скота, ветра и воды. Из скота для сего употреблялись ослы и волы, и такого рода жернова или мельницы назывались mola asinaria vel machinaria. Здесь вол должен был вертеть колесо или жернов, ходя вокруг с закрытыми глазами (Lexocon antiquitatum Romanarum ac Graecarum, S. Pitisci, Hagae Comitum 1737, tom II, p. 587 illustrirtes Worterbuch von Romischen (und Griechischen) Alterthumer von Rich, aus d. Engischen ubersczt von Muller, Paris und Leipzig. 1862, S. 400, где приложен и вид самой мельничной машины).

[5] В объяснение слов жреца заметим, что языческие жрецы и другие служители языческой религии для обольщения народа делали разные вохвования и прорицания: то приводили они себя в экстатическое состояние объятых высшей силою, бесноватых (fanatici), то делали разные другие приемы и чарования (praestigiae), то гадали по внутренностям животных, клеву птиц, разным встречам (avgurium, omen) или предсказывали по выбору жребиев (sortilegi), то на треножнике давали прорицания (oracula). В этих и многих других приемах и фокусах отчасти действовала демонская сила, более же - хитрость самых жрецов.

[6] Под странничеством здесь разумеется особый род подвижничества, о коем сказано выше.

Категорія: Древний Патерик | Додав: SERGIY_89 | Теги: Патерик
Переглядів: 3200 | Завантажень: 0
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]

Храм Миколи ПритискиОфіційний веб-сайт
^ Вгору ^