Понеділок, 20.11.2017, 18:19
Вітаю Вас Гість
Реєстрація
Вхід










Головна » Файли » Древний Патерик

Глава 11. Часть 1.
30.05.2012, 19:34

О том, что должно всегда бодрствовать


Сказал авва Антоний: я знал монахов, после многих трудов павших и пришедших в исступление ума, потому что вознадеялись на свое дело как угодное Богу и потому что извратили заповедь Того, Кто сказал: вопроси отца твоего, и возвестит тебе, старцы твоя, и рекут тебе (Втор. 32: 7).

 Сказал опять: монах вполне должен полагаться на старцев, если можно, сколько ему ходить шагов или сколько пить капель в своей келье, чтобы как-нибудь ему в этом не погрешить. Брат, погрешивший в этом, нашел в пустыне уединенное и тихое место и просил отца своего, говоря: позволь мне поселиться в нем; я надеюсь на Бога и на твои молитвы, ибо я имею много потрудиться. И не позволил ему авва его, говоря: истинно знаю я, что ты много имеешь трудиться, но потому, что ты не имеешь старца, не можешь надеяться, что твое дело угодно Богу, и потому, что ты дерзаешь думать, что исполняешь дело совершенно монашеское, этим погубляешь труд свой и рассуждение.

 Сказал авва Антоний: бьющий кусок железа (кузнец - ред.) наперед смотрит мыслью, что намеревается сделать: серп, меч или топор. Так и мы должны размышлять: к какой добродетели приступить нам, чтобы не трудиться понапрасну.

 Брат спросил авву Арсения, желая слышать от него слово. И старец сказал ему: всею силою своею подвизайся так, чтобы внутреннее делание было по Богу, и победишь внешние страсти.

 Сказал опять: если взыщем Господа, Он явится нам. А если будем удерживать Его, то пребудет с нами.

 Сказал авва Даниил: в один день позвал меня авва Арсений и говорит мне: успокой отца твоего, дабы он мирно отшел ко Господу, и он помолится Ему о тебе и благо ми будет (Исх. 20:12).

 Сказал авва Анувий: с того времени, как имя Божие наречено на мне [1], ложь не исходила из уст моих.

 Сказал авва Агафон: монах не должен доводить себя до того, чтобы совесть обличала его в каком-либо деле.

Сей авва Агафон, когда хотел умереть, пребыл три дня с открытыми глазами. Братья толкнули его, говоря: авва Агафон, где ты? Он отвечал им: я стою пред судищем Божиим. Они спрашивают его: и ты боишься? Он отвечает им: я по силе моей делал, дабы соблюсти заповеди Божии; но я - человек, почему знать: угодил ли я Богу? Братья говорят ему: и ты не уверен в делах своих, что они по Богу суть? Старец отвечает: не имею дерзновения, пока не предстану Богу, ибо иное - суд Божий и иное - суд человеческий. Когда же они хотели спросить его еще о другом слове, он говорит им: сделайте любовь, не говорите больше со мною, я не свободен, - и скончался в радости. Ибо братья видели его отходящим из сей жизни с таким же нежным выражением, как когда кто прощается с своими друзьями и возлюбленными. А имел он великую бодрственность во всем, ибо без сей бодрственности человек не успеет ни в одной добродетели.

Говорили об авве Аммое, что когда ходил он в церковь, не позволял ученику своему идти подле себя, но поодаль. И когда ученик подходил спросить его о помыслах, то, как скоро давал ответ ему авва, тотчас отдалял его, говоря: я для того не позволяю тебе быть подле меня, чтобы, когда мы говорим о пользе души, к этому не примешался бы посторонний разговор.

Авва Аммой говорил авве Асею в начале беседы: как ты смотришь на меня теперь? Сей отвечал ему: как на ангела, отче! И потом через несколько времени опять спросил его: как теперь смотришь на меня? Он отвечал: как на сатану. Ибо, хотя бы ты сказал мне и слово, я принимаю его как меч.

Авва Алоний сказал: если человек не скажет в сердце своем, что в мире он один да Бог, не найдет спокойствия.

Еще сказал: если захочет человек, то до самого вечера дней своих преуспевает в меру Божественную.

Авва Виссарион, умирая, сказал: монах должен быть как херувимы и серафимы и весь око.

Путешествовали некогда авва Даниил и авва Аммой. Авва Аммой сказал: когда же мы, отче, сядем в келию? Авва Даниил отвечает ему: кто же теперь у нас отнимает Бога? И в келье - Бог, и вне - тот же Бог.

Еще сказал: много значит молиться без развлечения, а еще более - петь без развлечения.

Он же говорил: помни всегда об исходе твоем, не забывай вечного суда и не погрешишь в душе твоей.

Еще сказал: человек, имеющий обвинение, восходящее к сердцу его, далек от милости Божией.

Еще сказал: вот что изгоняет из души память о Боге: гнев, небрежение, хотение учить и празднословие мира сего, - а долготерпение, кротость и всякое делание по Богу привлекают любовь Божию.

 Еще сказал: древние отцы наши говорили, что отшельничество есть бегство от тела.

 Еще сказал: кто во время искушения обретает чувство благодарности, тот отгоняет от себя находящие на него помыслы [2]; и когда ты не думаешь, что труд твой угоден Богу, то сим приобретаешь помощь Божию, охраняющую тебя.

 Еще сказал: не имей злобы на человека, чтобы тебе не сделать тщетными труды свои.

 Еще сказал: человек, имеющий в сердце своем злобу отмщения, погубляет труды свои, и молитва его напрасна.

 Еще сказал: в том - истинный труд, когда мы имеем бесстрастие в теле и скорбь в сердце.

 Еще сказал: доколе ты находишься в теле, не возносись в сердце своем как сделавший что-нибудь хорошее. Ибо как человек не может быть уверен в плодах поля своего, прежде, нежели соберет их, не зная, что может случиться; так и монах не должен размышлять в сердце своем, что совершенно сделал что-нибудь доброе, пока имеет дыхание в жизни своей.

 Сказал авва Петр, ученик аввы Исаии, что говорил отец его: тот, кто переносит сделанное ему порицание и кто отрешает свою волю в отношении к ближнему для Бога, чтобы не дозволить врагу вполне обнаружиться, показывает в себе человека - истинного делателя. Если он имеет бодрый ум к снисканию знания, то в этом деле он седит при ногу Господа Иисуса (Лк. 10: 39). Когда же он бодрствует и ни о чем другом не заботится, то старается отсечь свою волю, чтобы не быть отлученным от любви Господа. А кто, не отсекая, удерживает свою волю, тот и с верными не живет в мире. Ибо гнев, малодушие и раздражительность в отношении к брату свойственны душе, мечтающей только иметь познание, но не имеющей.

 Еще сказал: малодушие и порицание кого-либо в мысли не дозволяют человеку видеть свет Божественный.

 Еще сказал: будем просить Бога, чтобы Он дал нам оплакивать наши грехи и чтобы мы имели возможность избегать падений человечества и не иметь теснейшего общения с мирскими людьми или говорить тщетные слова, чтобы ум не помрачился в ущерб познания Бога. Ибо невозможно слушающему или говорящему слова мира иметь дерзновение сердца пред Богом (1 Ин. 3: 21). Говорящий же: я нисколько не терплю вреда от того, что слушаю или говорю о мирских делах, - подобен слепому, которому если принесут светильник, не видит света его, равно как и света от солнца, освещающего весь мир. Это, ясно, происходит от того, что небольшое набежавшее облако затемняет луч и теплоту его. Имеющие разум понимают это.

 Еще сказал: подвизайся избегать трех страстей, извращающих душу, а именно: сребролюбия, любочестия и спокойствия. Ибо если эти страсти входят в душу, то не позволяют ей преуспевать.

 Сказал авва Петр, что спросил он некогда авву Амуна: что значит работать страстям? Авва сказал мне: поколику порабощен кто какой-нибудь страсти, он не считается рабом Божиим, но тот раб Божий, в котором владычествует Бог. Доколе он находится в одержании страсти, обладаемый сею страстью, не может учить других, ибо стыдно ему учить другого или вызывать против него Бога, прежде, нежели сам не освободится от нее. Ибо как он будет взыскивать на другом, сам будучи одержим от нее? Сам он ни раб, ни друг, ни сын Божий, чтобы взыскивать на другом, но постоянно сам должен стараться о том, чтобы освободиться ему от тех страстей, коим он служит, и пусть собственное лице свое он считает исполненным стыда пред Богом. Ибо поколику порабощен он страстям, должен плакать о том, что не удостоен дерзновения пред Богом, каковое дает истинная чистота, коей требует Бог от человека.

 Еще сказал: если кто взыщет Бога с сердечным усилием, то Бог услышит его, и если будет просить о чем-нибудь с правильным разумением, заботою и усилием сердечным, не связываясь ничем от мира, но стараясь о душе своей, чтобы на суд представить ее неосужденною, то Бог подаст ему.

 Еще сказал: не пренебрегайте псалмами, потому что они отгоняют от души духов лукавых и вселяют в нее Святого Духа. Приведите на память Давида, что когда он играл на гуслях, как тогда успокаивался Саул от духа лукавого! (1 Цар. 16: 23). И опять: Елисей, когда народ сильно жаждал в сражении с сынами Моава, сказал: приведите ко мне одного знающего играть на гуслях, - и когда сей играл, преклонился Елисей - и пришла вода, и народ пил (4 Цар. 3: 15 и дал.).

 Говорил авва Исаия: охраняй уста твои, чтобы ближний твой имел у тебя достоинство; научай язык твой на слова Божии, произносимые с ведением, - и ложь убежит от тебя.

 Авва Феодор Еннатский сказал: если Бог будет судить нас за нерадение в молитвах и псалмопениях, то мы не можем спастись.

Авва Феона сказал: потому, что удаляемся умом своим от созерцания Бога, пленяемся мы от плотских страстей.

 Пришли однажды некоторые из братий испытать авву Иоанна Колова, потому что он не позволял уму своему развлекаться и говорить о делах века сего. И говорят ему: мы благодарим Бога за то, что обильный пролил дождь, напоились финики и пускают отростки, и братия находят подобным образом дело для своих рук. Авва Иоанн отвечает им: подобным образом, когда Дух Святой снисходит в сердца святых, они обновляются и пускают отростки страха Божия.

 Еще говорили о нем, что он некогда сплел веревку для двух кошниц, но употребил ее всю на одну кошницу и не заметил сего, пока не стал делать стенку ее, ибо ум его был занят созерцанием.

 Авва Иоанн Колов сказал: я подобен человеку, который сидит под большим деревом и видит приходящих к нему многих зверей и пресмыкающихся. И когда он не может устоять против них, влезает на дерево вверх и спасается. Так и я: сижу в келье своей и вижу злые помыслы, находящие на меня, и, когда не могу одолеть их, прибегаю к Богу с молитвою - и спасаюсь от врага.

 Был некто в ските труженик по телу, но нетщательный в хранении слышанных слов. Он пришел к авве Иоанну Колову спросить его об этой забывчивости. Выслушав от него слово, возвратился в келию свою и забыл, что говорил ему авва Иоанн. Опять пошел спросить его и, услышав от него то же самое слово, пошел. И когда достиг кельи своей, опять забыл слово, которое слышал. Таким образом многократно отходя, терял слышанное по своей забывчивости. После сего еще встретившись со старцем, сказал: знаешь, авва, что я опять забыл, что ты говорил мне? Но, чтобы не беспокоить тебя, я не приходил. Авва Иоанн сказал ему: поди, зажги светильник, - и он зажег. И сказал ему: принеси другие светильники и зажги от него. Он сделал так. И говорит авва Иоанн старцу: неужели терпит что-нибудь светильник, когда от него возжигают другие светильники? Тот отвечает: нет. Старец на это сказал: так и Иоанн: хотя бы весь скит ходил ко мне, не воспрепятствовал бы мне в благодати Божией. Потому, когда хочешь, приходи, нисколько не рассуждая. И, таким образом, за терпение обоих Бог освободил старца от забывчивости. Таково было делание скитян - ободрять искушаемых и делать себе принуждения, чтобы друг другу принести пользу.

 Авва Иоанн Колов говорил ученику своему: если мы будем почитать Единого, то и все почтут нас; если же будем презирать Единого, то есть Бога, тогда все презрят нас и мы придем к погибели.

 Сказал еще: значит быть в темнице, когда кто сидит в келье и всегда памятует о Боге с трезвенным умом. Это выражают слова: в темнице бых, и придосте ко Мне (Мф. 25: 36).

 Некоторый брат спросил авву Иоанна, говоря: что мне делать? Часто приходит ко мне брат звать меня на работу, а я тяжел, слаб и худо работаю; что я сделаю по заповеди? В ответ старец сказал ему: Халев сказал Иисусу сыну Навина: четыредесяти бых лет, егда Моисей раб Господень посла мя и тя в землю сию, и ныне се ми осмьдесят и пять лет. Как я тогда был, тако и ныне могу входити и исходити на брань (Нав. 14: 7, 10-11 ). Так и ты, если можешь, как вышел, так и взойти, то ступай. Если же не можешь, сиди в келье, оплакивай грехи свои; и когда найдут тебя сетующим, не заставят тебя выходить.

 Сказал авва Иосиф авве Лоту: ты не можешь быть монахом, если не будешь, как огонь - весь пламенеющий.

 Сказал авва Исидор, пресвитер скитский: я, когда был юн и сидел в келье моей, не знал меры Богослужению, ибо ночь и день проводились в Богослужении.

 Рассказывали об авве Аполлоне, что он имел ученика по имени Исаак. Весьма обученный ко всякому благому делу, он снискал безмолвие к таинству святой Евхаристии. И когда он выходил в церковь, то не допускал никого идти на встречу ему. Об этом он говорил, что все хорошо в свое время, ибо время всякой вещи (Еккл. 3: 1). Когда же оканчивалась служба, то, как бы гонимый огнем, он спешил уйти в свою келию. Часто же после службы раздавалось братиям по одному сухарю и по чаше вина. И он не брал сего не потому, чтобы отвергал благословение братьев, но чтобы удержать безмолвие церковной службы. Случилось же ему слечь в болезни. И братия, услышав, пришли посетить его. Сидя, они спросили: авва Исаак! Зачем ты после службы бегаешь братий? Он ответил им: я не братий бегаю, но злых козней диавола. Ибо если кто берет зажженную лампаду и медлит, стоя на воздухе, то она погаснет. Так и мы, просвещаемые от святой Евхаристии, если замедляем вне кельи, то ум наш помрачается. Так поступал преподобный Исаак.

 Авва Кассиан рассказывал о некотором старце, живущем в пустыне, что он умолял Бога даровать ему, чтобы никогда не дремать, когда идет духовная беседа, и тотчас погружаться в сон, если кто станет злословить или пустословить, чтоб это не доходило до слуха его. Он говорил: диавол старается о пустословии между людьми и есть враг всякого духовного назидания, - указывая при этом на свой пример. Когда я, - говорил он, - беседовал с некоторыми братьями о пользе, на них нападал такой глубокий сон, что не могли двигать веками. Желая обнаружить действие демона, я заговорил о пустом предмете. Они обрадовались - и сон тотчас прошел. И сказал я: доколе мы рассуждали о духовных делах, очи всех вас отягчены были сном. Когда же вышло от меня праздное слово, все вы с охотою проснулись. Посему прошу вас, примечайте действие лукавого демона, внимайте самим себе, берегитесь дремоты, когда делаете или слушаете что духовное.

 Авва Макарий Великий сказал: душа должна сосредотачивать мысли свои в псалмопении с сокрушением и ни о чем другом не думать, как только об ожидании Господа и о том, чтобы сохранить врожденную любовь к Нему одному. И как мать собирает детей своих в дом, руководя их и наставляя, так и душа должна собирать свои помыслы, повсюду блуждающие, как мать своих детей, хотя бы они рассеивались грехом, дабы по возможности ей непрестанно сосредоточивать свои помыслы и ожидать Господа в твердой вере, чтоб, пришедши к ней, Он научил ее нерассеянно молиться и искать только Его единого.

 Авва Моисей сказал: никто не может поступить в воинство Христово, если не будет весь, как огонь, и не презрит честь и покой и если не отсечет пожелания плоти и не сохранит все заповеди Божии.

 Еще сказал: будем избегать вольности в речах, чтобы зной их не сожег плоды трудов наших.

 Еще сказал: будем приобретать уважение к себе, достоинство, простоту, кротость и почтительность ко всем людям и избежим вольности в речах - матери всех зол.

 Авва Пимен, когда был юношею, пошел однажды к некоторому старцу спросить его о трех помыслах. Когда же пришел к старцу, забыл один из них. Он возвратился к своей келье. Но только как стал брать ключ, вспомнил помысл, который забыл, и, оставив ключ, возвратился к старцу. И говорит ему старец: брат, ты скоро пришел сюда. А он рассказал ему: когда я взялся за ключ, то вспомнил помысел, который забыл, и я не отпер ключом двери, поэтому скоро опять пришел. Расстояние же пути было очень большое. Старец сказал ему: хорошо, Пимен! Имя твое прославится по всей земле египетской.

 Авва Аммун пришел к авве Пимену и говорит ему: если я прихожу в келью ближнего или он приходит ко мне по какой-либо нужде, то мы опасаемся разговаривать, чтобы не вкралась какая-нибудь посторонняя речь. Старец отвечает ему: хорошо ты делаешь, ибо молодость имеет нужду в охранении. Авва Аммун говорит ему: как же говорили старцы? Пимен отвечал: старцы преуспевшие не имели в себе чего-нибудь иного или чуждого на устах своих, чтоб говорить об этом. Аммун сказал: если будет необходимость, то хочешь ли, чтоб я говорил из Священного Писания или из рассуждений старцев? Старец отвечает: если не можешь молчать, то лучше говорить из рассуждений старцев, нежели из Писания, ибо в последнем случае есть немалая опасность.

 Некто спросил авву Пимена о помыслах. И авва отвечал: если мы утвердим нравственную деятельность нашу и тщательно будем бодрствовать, то не найдем в себе осквернения.

 Сказывали об авве Пимене, что когда он хотел идти в общее собрание на молитву, то сидел с час, обсуждая свои помыслы, и потом исходил.

 Авва Пимен сказал, что некто спросил авву Паисия, говоря: что мне делать с душею моею, ибо она бесчувственна и не страшится Бога. Авва отвечал ему: пойди прилепись к человеку, боящемуся Бога, и, когда сблизишься с ним, он научит и тебя своим примером бояться Бога.

Еще сказал, что начало и конец для человека есть страх Божий, ибо так написано: начало премудрости - страх Господень (Притч. 9: 10). И еще: когда Авраам приблизился к жертвеннику, Бог сказал ему: ныне познах, яко боишися ты Бога (Быт. 22: 12).

 Еще сказал: вот три главные правила: бойся Господа, молись непрестанно и делай добро ближнему.

 Авва Пимен сказывал: если человек сделает новое небо и новую землю, то и тогда не может остаться беспечальным.

 Еще сказал: отходи от всякого человека, любящего спорить.

 

 Некто спросил авву Петра, ученика аввы Лота, говоря: когда я сижу в келье, то душа моя покойна; но если приходит ко мне брат и начинает говорить мне посторонние слова, то душа моя возмущается. Петр отвечает ему: ключ твой отпирает дверь твою. Брат говорит ему: что значит это слово? Авва отвечает: ежели кто приходит к тебе, ты говоришь ему: как живешь? Откуда пришел? Как живут братия? Имеют они общение с тобою? И тогда ты не отпираешь ли дверь брату и не слушаешь ли то, чего не хочешь? Тот говорит: да, это так, и что же сделать, если придет брат? Старец отвечает: плач всему научает; где же нет плача, там невозможно уберечься. Брат говорит ему: когда я в келье, плач со мною; но если приходит кто ко мне или я сам выхожу из кельи, то не нахожу его. Старец говорит: он еще не в твоей власти, но находится при тебе на пользу твою. Брат говорит ему: что это значит? Старец отвечает: если человек потрудится в каком деле, то, в какое бы время ни взыскал этот плач на пользу свою, найдет его.

 Авва Сисой, много вынуждаемый от брата спрашивающего, сказал: сиди в келье своей с трезвенною мыслью, предай себя Богу со многими слезами - и успокоишься.

 Брат спросил авву Сисоя, говоря: я желаю сохранить сердце мое и не могу. Отвечает ему старец: каким образом мы сохраним сердце, когда отворена дверь языка нашего?

 Когда авва Силуан жил в горе Синайской, ученик его, отходя на работу, сказал ему: спусти из водохранилища воду и полей сад. Он же, вышедши, закрыл лице свое куколем и смотрел только себе под ноги. В это время шел к нему брат и, увидя его издали, думал про себя: что он делает? Потом, подошедши, брат говорит ему: авва, скажи мне, для чего ты закрыл лице свое куколем и так поливал сад? Старец отвечает: для того, чадо, чтобы глаза мои не видели деревьев и ум мой не отвлекался ими от делания Божия.


Категорія: Древний Патерик | Додав: SERGIY_89 | Теги: Патерик
Переглядів: 2531 | Завантажень: 0
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]

Храм Миколи ПритискиОфіційний веб-сайт
^ Вгору ^